Корпоративный софт: основные тренды и почему они важны

1975

Приложения, с которыми работают предприятия, претерпевают серьезные изменения, но бизнес – это очень инерционная система. Мы рассмотрим некоторые из ключевых направлений: поддержку «облака», мобильность, консьюмеризацию и бизнес-аналитику, которые формируют ситуацию на рынке корпоративного ПО.

Не так давно salesforce.com впервые опубликовал список десяти основных поставщиков корпоративного программного обеспечения. Появление среди ИТ-элиты SaaS-провайдеров много говорит о возросшей важности облачных приложений для бизнеса.

«Облако», может, и становится популярным, но доход Salesforce.com за 2013 год составил всего 3,8 миллиардов долларов, намного отстав от 65,7 миллиардов, заработанных компанией Microsoft и тем более от совокупных 142,9 миллиардов, заработанных четырьмя крупными поставщиками корпоративного ПО: Microsoft, Oracle, IBM и SAP.

Хотя система и сильно инерционна, «облака» и инфраструктура SaaS, наряду с несколькими другими технологическими трендами – мобильными приложениями, аналитикой и консьюмеризацией в корне меняют ситуацию среди корпоративного программного обеспечения. Ниже на схеме изображено, как аналитическая компания Forrester Research, представляет силы, влияющие на изменения в сфере приложений для бизнеса.

Прогноз: облачно

Расцвет «облака» и модели перехода к использованию услуг [в отличие от покупки товаров] являются одними из самых больших сдвигов на пути создания, развертывания и использования корпоративных приложений. Стоимость мирового «облачного» рынка увеличится до 191 миллиарда долларов к 2020 году с 58 миллиардов в 2013-м. Как утверждает Forrester, 133 миллиарда (из 191) на рынок привнесут «облачные» приложения.

Облачные технологии могут рассматриваться как крупная угроза программному обеспечению, которое требует установки на местах, а также тем, кто его поставляет.

«Для них такие перспективы выглядят пугающе, ведь мы без труда можем представить себе мир, в котором люди говорят: «Я приобрету ПО для управления заказами у одного поставщика, систему управления основными данными (MDM) – у другого, софт для работы с вендорами – у третьего, и самостоятельно создам из этого единую систему – либо этим займется семантическая сеть», – рассказвает ZDNnet вице-президент и старший аналитик Forrester Research Джордж Лори (George Lawrie).

Как утверждает Лори, чтобы как-то противостоять возрастающей популярности «облачных» сервисов, крупные поставщики корпоративного программного обеспечения начинают работать с такими фирмами, как Accenture, Deloitte, Infosys и Wipro.

«Почему бы им самим не стать вендорами облачных услуг? Создать управляемый сервис — продукт «под ключ» от Oracle, SAP или кого угодно еще – и мы все назовем его облачным», – говорит Лори.

«Если вы поговорите с крупными компаниями, то услышите следующее: «Да мы уже много лет предоставляем облачные сервисы». Но они просто называют их облачными. Я недавно закончил работать с компанией, в которой говорили: «Ну хорошо, пусть наши продукты – не облачные. Ну а в чем разница? Как говорится: ходит, как утка, крякает, как утка – значит, я буду звать это уткой. То же и с облаком».

Другой подход использует SAP в рамках программы Business ByDesign. «Они говорят: «Нет-нет-нет, это действительно нативное облачное приложение. Мы написали его с нуля». Но они делали его слишком медленно», – комментирует Лори.

«В этом продукте вообще не предусмотрены возможности финансового контроля. Поначалу я подумал: зачем тогда они его создали? Ответ очевиден: чтобы не «пожирать» собственный бизнес. Они говорят: «Это для компаний из сферы услуг. А вы – промышленная компания. У вас бизнес гораздо серьезнее. Вам нужно устанавливать софт на рабочие компьютеры и создать собственную ИТ-службу». И большинство промышленных предприятий этому верят».

Переход к облаку и модели использования услуг застала врасплох не только вендоров, но и крупных пользователей локально установленного ПО – так утверждает Саймон Уордли (Simon Wardley) из Computer Sciences Corporation. «Если речь идет о корпоративных ИТ и всех изменениях, происходящих в этой сфере, о том, что ERP и CRM становятся скорее предметом потребления, который предоставляют сервисы, то все это – предсказуемые перемены, о которых мы знали уже довольно давно», – говорит он.

«Это процесс перехода от новшества и неизвестности к товару, услуге, процессу, поставленному на поток», – добавляет Уордли. «Это оказывает влияние не только на вендоров, которых может останавливать собственная инерция и привязанность к существующим бизнес-моделям, но и на компании, которые потребляют различные товары и услуги этих вендоров. Причем влияние связано не только с эффективностью и способностью конкурентов создавать продукты быстрее, но и с возможностью быстрее обходить барьеры, чтобы выйти на ваш бизнес».

Исследование корпоративной стратегии, в рамках которого Уордли изучил 150 компаний, показало недостаточное понимание компаниями фундаментальных изменений, происходящих в сфере корпоративного ПО. «В компаниях создаются отличные, подробные стратегии, отвечающие на вопросы: Как? Что? Когда?, но почти не касающиеся вопроса Почему? Хотя именно этот вопрос на 60-70% определяет то, что делают остальные – будь то облачные технологии, Большие данные или социальные медиа. Компании работают в этой среде, но не понимают ее», – говорит он.

«Задумайтесь – почему генерал отдает приказ о бомбардировке холма. Он делает это не потому, что у него есть консультант, который сообщает, что 60-70% генералов отдают такие приказы, и поэтому ему надо действовать так же». Недостаток инсайтов вызывает очевидные проблемы в использовании технологий, таких как облако или переход от продуктов к услугам.

«У нас было много времени, чтобы подготовиться к этим изменениям. Еще в середине нулевых все свидетельствовало о том, что эти перемены произойдут, но компании так и остались неподготовленными», – замечает Уордли. «По аналогии с накопленным опытом, лучшими практиками из мира продажи товаров, компании продолжают оставаться инертными, но лучшие практики из мира товаров и лучшие практики из мира услуг – это разные вещи. Компании, на которые текущие изменения оказали сильное влияние – это, как правило, те, кто не умеет анализировать текущую обстановку. Они удивляются предсказуемым вещам».

Привычное или удобное?

Услуги вроде SaaS займут свою нишу, но не заменят всего, считает старший аналитик Ovum Рой Иллси (Roy Illsley). «Скорее всего, облачные сервисы займут 60-70% рынка – большинство ожидает именно этого», – добавляет он.

Но влияние SaaS этим не ограничивается – облако меняет наше отношение к созданным «под заказ» приложениям. «Модель SaaS вызвала революцию – в отношении ряда вещей представители компаний теперь рады заявить: «Знаете, что? Нам нужно было создавать приложение на заказ. Но теперь то, что нам нужно было делать под заказ, стало стандартом для приложений в облаке». Вот, в чем заключается исключительная ценность ServiceNow и Salesforce», – говорит Иллси.

Джордж Лори из Forrester подчеркивает, что люди, как правило, покупают стандартизованные системы для фиксации информации и создают кастомизированные системы для обеспечения взаимодействия. «Системы, обеспечивающие взаимодействие, сейчас создаются на принципах консьюмеризации и могут сильно отличаться в зависимости от использующей их аудитории», – добавляет он. «К примеру, никто не пользуется базовыми интерфейсами, которые предоставляет SAP. Все всегда – абсолютно всегда – создают свои интерфейсы, оптимизированные под опыт компании и потребности ее сотрудников».

Однако Саймон Уордли полагает, что бизнесы, возможно, обманывают сами себя, превознося значимость производимой ими кастомизации. Однажды он задал группе из ста CIO вопрос о том, сколько из них используют ERP-системы. «Все сто подняли руки. Тогда я сказал: «Хорошо, если у всех вас есть такие системы, значит это товар массового потребления». Пара рук поднялась в воздух: «Нет, это не товар массового потребления!» – они считали, что это не так, потому что провели кастомизацию, которая в их глазах делала их системы уникальными», – поясняет Уордли.

«Затем я начал узнавать у них, как именно они кастомизировали свои системы. Конечно, никто не хотел вдаваться в детали, но я все-таки уговорил одного CIO дать мне ответ. Потом я спросил всех в аудитории, делал ли кто-то еще нечто подобное – и снова все подняли руки. Эта группа CIO тратила миллиарды долларов в год на полную кастомизацию изначально примерно одинаковых систем и доводила их до практически идентичных результатов, что сводило на нет всю ценность этого процесса», – говорит Уордли.

Согласно аналитику Ovum Рою Иллси, эффект компаний, подобных Salesforce.com, заключался в том, чтобы изменить направление использования бизнес-ресурсов. К примеру, сейчас множество фирм с радостью готовы работать со стандартными CRM-системами в формате SaaS. «Сейчас системы у всех одинаковые. Теперь уже собака виляет хвостом, а не наоборот, как было раньше», – говорит он. «Конечно, продукты могут несколько отличаться друг от друга – в случае, если кто-то продолжает нуждаться в товаре, созданном «под заказ». Но, как правило, [с точки зрения используемого ПО] возникает ощущение, что все в мире заняты примерно одним и тем же – так как же отличить одну компанию от другой?» Разница заключается не в используемых приложениях, а в том, что в компании не видят и не могут скопировать ее конкуренты, добавляет Иллси.

«Речь идет не о какой-нибудь программе, которая рассказывает нам, где покупатели приобрели товар Х, или что их баланс составляет Y единиц – потому что сейчас это может сделать практически любое ПО».

Инерция и другие преграды на пути к облаку

И тем не менее, привлекательность облачных приложений может оказаться недостаточной для преодоления инертности бизнеса, считает Саймон Уордли. «Конечно, у существующих потребителей может сохраняться своего рода сопротивляемость подобным изменениям по ряду причин, таких как существующие процедуры, политический капитал. Очень часто на пути подобных изменений встают инерционные барьеры самой разной природы», – говорит он. «Сложно сказать: «Я только что внедрил многомиллиардную ERP-систему, хотя мог бы купить ей замену в сотни раз дешевле» и не выглядеть при этом дураком».

По мнению Уордли, инерция – неотъемлемая сопровождающая как орагнизаций-пользователей корпоративного ПО, так и вендоров подобных решений. «Люди всегда будут пытаться не сходить с насиженного места. Им всегда хочется вернуться в прошлое – даже если изменения ничего не стоят, им хочется видеть их где-то в будущем, но не сейчас». «Но к сожалению, вы не можете кастомизировать масштабное производство и получать товары из компонентов, которые сами по себе товарами не являются. Не получится», – говорит Уордли.

Но есть и более весомые бизнес-причины придерживаться традиционных подходов и использовать ПО, установленное на локальные ПК, считает Рой Иллси. «Все еще существуют традиционные компании, которые используют приложения, созданные исключительно под их потребности. Так что если вы управляете банком, ваши основные банковские приложения скорее всего будут работать с мейнфрейма», – говорит он. «Эти программы радикально отличаются от того набора корпоративных приложений, которые используют фирмы вроде PayPal – их можно причислить к банковским организациям, но они не несут на себе весь тот багаж задач, которые есть у традиционного банка». «Такие компании ведут дела несколько иначе, еще и потому, что они вышли на рынок сравнительно недавно и не обременены массой уже работающих программ», – замечает Иллси.

«Если у банка есть базовые приложения, которые уже работают, вы не будете выбрасывать их и тратить миллионы долларов на замену их чем-либо, в чем вы еще до конца не уверены».

Однако, сейчас элементы ERP разбиваются на составляющие части и используются компаниями как отдельные программы. «Потому что [компоненты] должны быть объединены, но коль скоро они могут работать совместно, получать и делаться информацией, вам не нужно для этого монолитное мега-приложение, которое будет управлять всем без исключения», – поясняет Иллси. «Это могут быть отдельные фрагментированные приложения. Они могут запускаться локально, но данные и управление при этом должны оставаться централизованными».

В качестве примера он приводит авиакомпании, использующие iPad, чтобы размещать пассажиров, не распечатывая при этом массу документов, и рестораны, использующие планшеты для бронирования, приема заказов и фиксирования информации о посетителях. «Вопрос мобильности продолжает набирать обороты – а для ее обеспечения необходимы приложения, которые будут работать по-другому [по сравнению с традиционным корпоративным ПО], потому что вам, как правило, не нужна целая ERP на планшете. Вам придется действовать несколько иначе», – говорит Иллси.

«Эти «несколько иные действия» могут касаться использования фронтенд-приложения, задачей которого является передача информации, и бэкенд-приложения, вся деятельность которого заключается в обработке этой информации – сейчас это уже стандарт». «То, как вы принимаете важные решения относительно ваших показателей, группируете информацию, представляете ее на фондовом рынке или, например, работаете с акциями – все эти стандартные задачи могут решаться с помощью сверхмощных вычислений, но сейчас, как правило, все это выполняется в реальном времени и не иначе, как с использованием пакетной обработки данных».

Мобильность, приложения, работающие в реальном времени, и консьюмеризация

Рост способов доставки приложений до мобильных устройств стал причиной того, что сегодня мобильность и потребность в получении информации в реальном времени стали наряду с облачными технологиями крупнейшими трендами развития корпоративного ПО. «Облако, SaaS способствовали сокращению функционала корпоративных приложений – часть задач, которые решало корпоративное ПО, «утекла» в облако», – говорит Иллси.

«Но тренды мобильности и получения информации в реальном времени требуют использования решений, которые смогут быстрее поставлять в самые разные географические точки полный объем данных и возможностей, необходимый для работы сотрудников, использующих мобильные устройства».

«Вам не приходится ожидать, что они придут в офис, сядут за компьютер и уставятся в зеленые буковки на черном фоне, чтобы заполнить форму или принять заказ. Это время ушло безвозвратно».

Консьюмеризация изменила не только природу мобильных приложений, но и отношение к корпоративному ПО в целом, считает Джордж Лори. «Если приложение несимпатично, если его нельзя использовать с модных устройств, вроде iPad, им не будут пользоваться.

Консьюмеризация создала еще оно препятствие для вендоров на пути по распространению приложений», – говорит он. «Этот процесс намного запутаннее, чем распространение приложений в рамках клиент-серверной архитектуры, потому что эти новые приложения могут использоваться в любом контексте, и вы можете поставлять их не только своим собственным сотрудникам, но и сотрудникам ваших клиентов или даже вашим потребителям». «Как только вы станете работать подобным образом, вы начнете формировать иной тип инфраструктуры, потому что в новой среде вы не будете знать наверняка, каким ударам может быть подвержена ваша система», – поясняет Лори.

«В первую очередь вам нужно разбить ваши приложения на отдельные компоненты. Поэтому все ваши усилия по созданию монолитной системы («Это все должно попасть в одну базу данных, иначе мы не сможем работать») можно считать тщетными – такой подход больше не работает. Все стало гораздо сложнее».

Точно так же, как и пользовательские приложения, бизнес-ПО должно быть интуитивно понятно, чтобы с ним можно было сразу же начать работу. «Вы не можете просто сказать людям, что сначала им нужно пройти недельный тренинг – и вы не можете продолжать рассказывать им, что они не правы. А ведь раньше работа с корпоративными системами велась именно так: если что-то не работает, виноват пользователь», – продолжает Лори. «Этот подход неприемлем для тех, кто привык бронировать отдых онлайн или заказывать покупки с Amazon».

Кроме того, у компаний сократились время и ресурсы на обучение сотрудников, добавляет Рой Иллси. «Сейчас организациям нужно, чтобы их сотрудники прекращали отгораживаться от других своей узкой специализацией, чтобы они могли выступать в разных ролях. Им нужны люди, готовые действовать не только в рамках тех сфер бизнеса, с которыми они хорошо знакомы, способные использовать различные технологические инструменты. А это значит, что процесс использования ПО не должен быть окутан завесой узкопрофессионального арго и специфических манипуляций, с которыми тяжело разобраться непосвященному».

Таким образом, в основе создания корпоративных приложений должен лежать следующий принцип: приложение должно не просто выполнять свои задачи и быть удобным в использовании, оно должно обеспечивать возможность совместной работы, обмена информацией, должно быть простым в развертывании и поддержке – по возможности пользователь должен уметь самостоятельно решать все свои вопросы, связанные с продуктом. «Сейчас разработчики инвестируют значительные суммы и в то, как приложение выглядит, и в положительный пользовательский опыт, и в упрощение управления им с точки зрения бэкенда, что снижает стоимость использования продукта», – комментирует Рой Иллси.

Автоматизация, самообслуживание и аналитика

Аналитик Forrester, Джордж Лори, полагает, что движущей силой снижения стоимости ПО и увеличения удобства и простоты его использования (как для бизнес-консьюмеров, так и для технического персонала) является активное движение к все большей и большей автоматизации.

«Есть определенный предел, до которого можно автоматизировать те или иные задачи. Мы столкнулись с этим на примере виртуализации серверов, сетей и хранения данных. Вы можете добавить в ваш датацентр новый сервер, ничего при этом не делая вручную», – говорит он. «Все задачи, которые раньше делал персонал по хозяйственной деятельности, теперь автоматизированы, даже стандартизированы и отданы на аутсорсинг. Вы не должны ими заниматься. Когда в них возникает необходимость, их должен решать для вас кто-то другой».

Следующий аспект этого тренда – возрастание задач, которые пользователи решают самостоятельно.

«Дни, когда люди говорили: «Сделаешь мне отчет?» давно прошли. Делай отчет сам: у тебя есть данные, у тебя есть все нужные инструменты – пользуйся», – поясняет Лори.

Консьюмеризация приводит не только к тому, что крупные приложения разбиваются на более мелкие подзадачи, но и вызывает изменения в управлении бизнес-процессами и формировании правил – там, где раньше правила и процессы объединял код [программы], теперь такой взаимосвязи нет. «Новые бизнес-правила – по установлению размеров скидок, например – сейчас не задаются программными средствами. Эти правила можно теперь отразить в табличке, которую пользователи [бизнес-пользователи] будут поддерживать самостоятельно: «Хотите поменять политики? Вот вам таблица. Меняйте. Хотите изменить процесс? Мы будем проверять кредитку в момент отправки товара, а не в момент принятия заказа – легко». Этим теперь не занимается ИТ».

Эта философия ощущается также в использовании аналитики в приложениях: как мобильных, так и в приложениях для стационарных ПК. Согласно Лори, подобные аналитические вычисления могут включать серьезные расчеты с большими объемами данных, а также исследование корреляций между данными. «Все чаще мы встречаемся с идеей подобрать правильные аналитические инструменты под исходный набор данных, не наоборот. Когда я говорю «аналитика» я имею в виду ситуацию, в которой сотрудники могут сказать: «Давайте зафиксируем наши наблюдения и посмотрим, с чем они могут коррелировать» – это проблема уравнения со всеми неизвестными», – говорит он.

«Учитывая гибкость облака и нового ПО, это означает возможность получения абсолютно неожиданных инсайтов для конечных пользователей и их [пользователей] потенциальную способность оркестровать правила своих транзакционных систем в соответствии с теми сервисами, которые обеспечивают эти инсайты. Теперь пользователи могут проводить тесты и учиться так эффективно, как никогда раньше».

Ритейлеры много лет проводили подобные аналитические исследования оффлайн, но сейчас эти техники становятся общепринятыми благодаря таким технологиям, как, например, вычисления в оперативной памяти. «Скоро вы увидите, как подобными возможностями начнут пользоваться обыкновенные рабочие. Например, в телеком-секторе самый низкооплачиваемый сотрудник – тот, кто ездит по вызовам клиентов и настраивает их оборудование – возможно будет использовать приложение, подсчитывающее вашу, как клиента, ценность для компании», – говорит Лори.

Рой Илли подчеркивает, что ритейл – та область, в которой все больше ощущается польза от возможности динамического обновления цен [в магазинах]. «Как правило, цены обновляются ночью, когда магазин закрыт. Вы подготавливаете большой файл и пересылаете его в магазин к открытию», – говорит он. «Но сейчас, когда у нас есть и более прогрессивные технологии, и средства, использующие их, вы можете динамически обновлять ценники во всех магазинах, не выходя из центрального офиса. Стало жарко? Увеличьте цену на мороженое и пиво!»

Поскольку новый тип приложений учитывает и внешние события, становится проще принимать решения – а инфраструктура теперь может поддержать работу с подобной информацией. Приложение и инфраструктура совместно обеспечивают пользователя необходимыми данными в реальном времени. «Посмотрите, какие изменения произошли в сфере ИТ-инфраструктуры – мы ушли от монолитных приложений, запускающихся с физических серверов в датацентре с архитектурой «один сервер – одна программа», – говорит Иллси.

«Облако и виртуализация заняли прочное место в нашей жизни, и теперь у вас есть приложения, которые подстраиваются под инфраструктуру и могут самостоятельно масштабироваться. Приложения нового типа также задействуют возможность инфраструктуры становиться гибким ресурсом. Это – огромный сдвиг в разработке ПО».